ATO Помощь
Магазин пуговка
Вторник 11 Августа 2020

ГЛАВНОЕ

ТУРИСТАМ

СТО

Автор «Слова о полку Игореве» — женщина!

И звали ее Болеслава

 

К такому выводу пришел известный русский писатель Юрий Сбитнев, долгие пять десятилетий изучавший «Слово» и все письменное наследие Древней Руси, дошедшее до наших дней.

В его рабочем кабинете в Талеже — на северной окраине древнего Северского княжества, — в этом святая святых, куда заказан путь любому, собрана уникальная библиотека древних рукописей. Здесь, «на сопочке», как Юрий Николаевич шутя, в память о таежных сибирских скитаниях, называет свое маленькое творческое прибежище,   хранятся все научные исследования, написанные за последние 200 лет об этом  уникальном памятнике мировой литературы. А собранию словарей и энциклопедий писателя может позавидовать любая библиотека. Изучая «Слово» не только как историк-знаток текстов древних летописей, а скорее как лингвист и скрупулезный исследователь русского языка, собиравший его жемчужины многие десятилетия по всей Руси, писатель пришел к сенсационному открытию. Насколько его версия соответствует Истине, наверное, навсегда останется тайной Бога — как сам он утверждает в своем романе «Великий князь»: «У Бога  Истина! У человека — миф…». Но хочется верить, что этот, его, «миф» совсем близок к Истине, поскольку Автор «Слова» сам назвал себя в последних строках этой «песни песней» и отгадка Великой тайны столетий лежала на поверхности. Просто надо было суметь ее прочитать!

 

Любовь с первого слова

            

 Кому не известно, что такое любовь с первого взгляда? Этому чувству посвящено сотни,  тысячи книг, картин, музыкальных произведений… А известно ли кому-нибудь о любви с первого слова? Ведь именно такая любовь к «Слову»  посетила писателя более 60 лет назад.

Титульная страница первого издания 1800 года "Слова о полку Игореве".

— …И всю остальную жизнь не оставляла меня, — вспоминает Юрий Николаевич. — В далеком 1946 году в 8 «а» классе  лопасненской сельской школы был урок литературы. Наш учитель Николай Иванович Бизянихин, недавний фронтовик, все еще одетый в военную форму, пришел в класс с незавидной тоненькой книжицей в руках. Сказал просто: «Сегодня мы, ребята, начинаем изучение величайшего произведения мировой литературы  — «Слово о полку Игореве», — и, раскрыв книжицу, начал читать. Класс замер.  Воцарилась тишина, в которой звучал только голос учителя. Но никто из нас и слова не мог понять из произносимого им — читал он на древнерусском языке. Музыка незнакомых слов завораживала, и мне казалось, что я не просто понимаю ее, но слышал когда-то и, более того, люблю эту музыку. Так я с первого слова полюбил на всю жизнь этот древнерусский литературный шедевр.

            Шло время,  выстраивался мой жизненный путь, судьба одаривала многими событиями и странствиями. Я открывал для себя Сибирь, Дальний Восток, бесконечные просторы Средней Азии, бродил по среднерусским дорогам, познал еще одну, не проходящую любовь — к Северному краю, где вольно и широко течет одна из самых загадочных рек — Нижняя Тунгуска. И везде, где бы я ни был,  я помнил о своей любви с первого слова.

…А в том далеком послевоенном времени, в 8 «а» произошло еще одно, пожалуй, главное событие в моей жизни, определившее то, чем я занимаюсь доныне. Мы писали классное сочинение на тему «Слово о полку Игореве».  И то, написанное в каком-то горячечном состоянии, стало первым моим публичным произведением. Николай Иванович, подводя итог проверенным  сочинениям, зачитал мое вслух.  А потом сказал вещее: «Юра, я верну тебе эту тетрадку взамен первой изданной тобой книги». Вот так странно определился мой творческий путь. Были книги, сценарии, радиопередачи,  очерки, стихи, я писал и издавал повести, романы, рассказы. И все это время писал одно «сочинение» — по «Слову о полку Игореве». Полвека писал. Стараясь понять и разгадать эту поистине Благую весть, пришедшую к нам из далекой святой Руси.

 

«Автора! Автора!..»

  

  Юрий Сбитнев: «Слово о полку Игореве» — это русское Евангелие, потому что при каждом прочтении оно ново — как Новый Завет».

 «Слово о полку Игореве» — самое загадочное явление русской и мировой культуры. Оно все — тайна. Его текст, написанный сплошняком, без разбивки на слова, и потому прочитанный каждым исследователем по-своему; его содержание и цель, которую преследовал автор и, наконец, сам Автор — все это до сих пор остается загадкой. Кто же он  — автор этого великого произведения?

 — Вот уже более двух веков, с первой публикации в самом начале 19 столетия, этот вопрос волнует и исследователей, и простых читателей. Работам, посвященным открытию авторства, несть числа. Среди них  монументальные труды академиков, не только работавших в Советском Союзе, но и многих-многих ученых всего мира. Работая над древним текстом многие десятки лет и собирая все, что  публиковалось о «Слове», я  с интересом и уважением читал многие работы, посвященные этой теме. Признаюсь, что я и сам скрупулезно изучал древнерусские летописи и само «Слово», дабы внести хотя бы малую лепту в открытие этой тайны. А нынче хочу поделиться с читателями итогом  многолетней работы.

Сначала несколько слов о самой Поэме. Первые издатели назвали ее «Ироическая песнь о походе на половцов удельнаго князя новагорода-северскаго Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе ХII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие».  «Ироическая…» В нашем понимании да и в старом тоже — «героическая». И вот уже 200 лет таковою она и воспринимается. Но зададимся простым вопросом: а что же героического в походе, который окончился сокрушительным поражением русичей? Мало кто выжил и вернулся на родину из того многочисленного полка, который ушел за землю русскую поискать древнего града Тьмуторокань. В чем героизм главного героя, плененного на поле боя и увезенного в становища половецкие? Может быть, побег его из плена героический? Но плен и бегство для воина-русича, каким бы оно необыкновенным не было, всегда считалось позором. «Луцежъ бы потяту быти, неже полонену быти». Ничего не найдем мы героического, вчитываясь в древние блистательные строки поэмы. Ничего… И тут встает еще один вопрос, еще одна великая тайна: не только, кто написал «Слово», но и ЗАЧЕМ оно написано? Многие исследователи отвечают: для объединения русских земель в одно великое государство перед нашествием монголов. Но, по большому счету, такого призыва в поэме нет.

Можно и дальше перечислять утвердившиеся концепции о содержании «Слова о полку Игореве», но это не цель нашего сегодняшнего разговора…

 

Ищите женщину!

 

 — И кто же все-таки Автор по вашей версии?

 Автором «Слова о полку Игореве» исследователи предлагали считать кого-то из современных князей, бояр, дружинников, мудрых монахов-летописцев, вольных сказителей, которых во все времена было достаточно  среди талантливого древнерусского народа, наконец, самого князя Игоря!.. Не ошибусь, если счет предполагаемых авторов идет уже на сотни. Пусть моя версия будет даже тысячной, но она в своем роде единственная. Я после долгих лет работы над этой великой тайной  могу совершенно точно сказать: АВТОР — ЖЕНЩИНА!

Миниатюра палехского художника Романа Белоусова «Ярославна».

Все исследователи (за исключением, кажется, двух, которые лишь высказали такое предположение, но не доказали) уверены, что величайшую поэму написал мужчина. О, наша вечная мужская самоуверенность! О, наше мужичье величие, подчас граничащее с глупостью!  Как же мы, сидящие на всех главенствующих высотах литературы, истории, литературоведения и просто во главе всего, можем допустить такое?! Я допустил. И попробую сейчас это доказать.

Начну с главного. С любви. К князю Игорю. Эту любовь замечали многие исследователи, и она в какой-то мере смущала их, поскольку никак не могла быть объяснена. Представьте себе на мгновение, что такой вот чистой сестринской любовью одаривает   неудачливого князя дружинник либо боярин, либо равный ему по званию. Не может того быть, и не было! В коротком интервью не вместить всех примеров этой щедрой женскою любви, буквально рассыпанных по всей поэме. Такая же любовь подарена и великому князю Святославу Всеволодовичу, одному из заглавных героев поэмы. Был он не  шибко удачливым князем, но в «Слове» предстает как мудрый, добрый, заботливый отец, овеянный искренней женской любовью, только  дочерней. 

— Вам могут возразить, что великий писатель-мужчина может написать и женскую любовь.

— Может. Но любовь, и не только  к двум названным князьям, в Поэме не написана — она выражена. А вот выразить женскую любовь может только женщина.  Когда-то, беседуя с Борисом Александровичем Рыбаковым, я сказал, что воспринимаю «Слово о полку Игореве» как плач. Он задумался и не отверг моего предположения. Русский национальный плач — самые древние и, увы, мало изученные до сих пор, шедевры устной литературы. «Слово» — первый письменный плач. И плачей таких необыкновенно много в поэме: плачут  русские жены, потерявшие мужей;  плачут «девы на брезе», плачут деревья, травы; плачет, наконец, и великий князь Святослав Всеволодович — «…тогда Великїй Святославъ изрони злато слово,  слезами см?шено, и рече…». А возьмем хотя бы непревзойденный шедевр — «Плач Ярославны»: «Полечю, рече, зегзицею по дунаеви; омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле р?ц?, утру Князю кровавыя его раны на жестоц?мъ его т?л?…».  Мог ли  плачем выразить великую суть Поэмы мужчина? Плачи от древней Руси и до нынешних дней исполняли только женщины. 

— Некоторые исследователи как аргумент в пользу того, что автор «Слова» — мужчина, приближенный князя Игоря, приводят его якобы осведомленность в военном быте, знание оружия и т.д.

— Я всегда улыбался, когда читал о том, что автор — несомненно, один из участников похода, дескать, так точно, так зримо может описать русское войско только один из воинов. Но как раз сборы к походу, сам поход и битва написаны со стороны, и так доверительно, по-женски трогательно, что диву даешься, как этого можно было не заметить?! Те, кто утверждал, что Автор «Слова о полку Игореве» происходил из княжеской знати или был очень близок ей, отмечали, что он  обращается ко всем князьям независимо, свободно, на равных. Только женщина, связанная родством со всем гнездом княжеским, могла позволить себе такую чисто женскую, материнскую или сестринскую вольность. Но наш Автор — таковой и была!  Удивительно, но эта женщина была связана кровными узами буквально со всеми жившими тогда русскими князьями — молодыми и старыми. Для кого-то она была сестра, для кого-то — дочь,  внучка, племянница и т.д. Чуть позднее я  назову ее имя.

 

Русь — имя женское

 

— Чтобы написать такое выдающееся литературное произведение, она должна быть не только талантливой, но и высокообразованной, а в те времена возможно было такое?

 — Во-первых, женщины в Древней Руси  были свободны и чтимы,  не случайно же покровительницей земли русской была Богородица. Во-вторых,  они были образованны не в пример мужчинам. И происходило это вот откуда. Мальчика в княжеских семьях до 8 лет воспитывала и учила мать.  Учила чтению, письму, счету, Божьему слову,  развивала, так сказать, интеллект. А для этого она должна сама быть образованной.  А в 8 лет его отдавали «на мужскую половину», он проходил «постеги» — посвящение в князья, и  «мужским» наукам, как-то: отвага, бесстрашие, умение управлять людьми, быть воином — наставлял его уже отец и ближние боевые его соратники — воеводы. Образование же девочки не прерывалось в 8 лет, а углублялось и расширялось. Где-то в этом возрасте ее уже сватали за суженого и часто  забирали в семью будущего мужа, где еще несколько лет до свадьбы постигала она все письменные науки. Занималась этим  свекровь — «сведенная, породнённая кровь» (от древнерусского «свековаться» — «породниться»)  — опять женщина! Да и потом, обучая уже своих детей, женщина продолжала совершенствоваться в знаниях. Женская Русь поголовно была грамотной. Теперь это уже доказано, тому есть вещественные подтверждения — берестяные грамоты, веретенца, посуда, исписанные, и подчас очень талантливо, женской рукой.  Я не хочу утверждать, что на Руси тогда не было высокообразованных мужчин, но то, что женщина была образованнее во всей народной массе, — это факт.

 

Разгадываем ребус

 

— Кто она, эта великая русская женщина, написавшая Поэму? Вы установили ее имя?

— В древние и средние века авторы часто засекречивали свое имя в конце произведения,  называя себя в третьем лице. В научном мире такое именуется «сфрагида». Есть она и в древнем тексте «Слова о полку Игореве»:  «…и ходына Святъславля, п?створца стараго времени, Ярославля Ольгова коганя хоти». В этой строке есть одно слово «ходына», которое сразу  же обратило на себя мое внимание. В разное время  разные исследователи реконструировали эту сроку по-разному, определяя слово «ходына» как глагол с предлогом, наречие и нарицательное существительное. Однако в своей последней реконструкции академик Дмитрий Лихачев решил, что оно — имя собственное (и это было радостно подхвачено другими исследователями) и что это один из  древнерусских певцов. Никто не обратил внимания на то, что «ходына» — «Святославля», то есть  жена либо дочь князя Святослава. Она же еще и «п?створца стараго времени», что в современном звучании — «суть творящая старого времени» (п?с — все богатство, материальное и духовное, которое имеет человек)  — «летописец», «историк» (а не «песнетворец», как ошибочно пытаются нам преподнести); но и она же «Ярославля Ольгова коганя хоти». Слово «коганя» всеми исследователями переводилось как обозначающее в тюркских языках «князь». Однако это славянское слово было известно на Руси с древнейших времен и сохранилось в своем значении и доныне: «коганя» — «дитя». Слово «хоти» означает «любимая» (хоть — «хотеть», «желать», «любить»).

Что же  у нас получается? Она еще и Ольги Ярославовой любимое дитя. Не сфрагида, а ребус какой-то! Попробуем разгадать этот ребус. Есть ли в нашей национальной истории княжна или княгиня с именем Ходына Святославля? Увы, нет! Зато  есть дочь Святослава Всеволодовича — да-да, того, который «обронил золотое слово, со слезою смешанное» и о котором с такой любовью повествует автор. Звали ее  Болеслава.

 Болеславу в 1166 году  отец выдал замуж за сына Галицкого князя Ярослава,  женой которого была Ольга, дочь Юрия Долгорукого, — Ольга Ярославля или Ярославова (жена) Ольга. Все  в этом ребусе разгадано: есть конкретные исторические лица — Святослав Всеволодович — великий князь Киевский,  Ярослав — князь Галицкий, его жена — Ольга и ее любимое дитя — Болеслава.

 

Ходына, а еще  коганя хоти

 

— Почему же она называет себя «ходыной» и почему она «любимое дитя» Ольги, ведь она не была ее дочерью?

Миниатюра из Радзивилловской летописи.Похороны Андрея Боголюбского. Справа две женщины — сестра Андрея, княгиня Ольга Юрьевна, и Болеслава Святославна.

— И эта тайна вполне раскрываема. Но пока немного подлинной истории. У  Ольги, жены Галицкого князя Ярослава, было двое детей — сын Владимир и дочь Ефросинья. После женитьбы сына Владимира на Болеславе Ярослав выдал дочь Ефросинью (в «Слове» она Ярославна) за новгородсеверского князя Игоря (главного героя Поэмы). Ольга безумно любила своих детей и разлуку с младшей дочерью перенесла весьма тяжко. Но в ее семье появляется еще одно дитя — Болеслава, на которую и переносит всю свою нерастраченную материнскую любовь княгиня. Болеслава для нее «коганя хоти». Однако не все хорошо в семье Галицкого князя. По натуре своей он «осмомысл», что в народном понимании — распутник. Кстати, это прозвище употреблено только в «Слове о полку Игореве».  В русских летописях, в частности Галицкой, Киевской и Черниговской,  этому неустройству в семействе Ярослава уделено много внимания. По летописным сведениям, Ярослав не раз изгонял прочь жену и сына с молодой его женой, и они терпели многие лишения. Но порок  любовного легкомыслия  передался и сыну Ярослава — Владимиру, и он, спутавшись с некоей поповной, навсегда отсылает от себя к отцу Болеславу. Женщина, при живом муже возвращенная в семью отца, на Руси называлась «ходыной».

То есть, в переложении на современный язык ее подпись можно прочитать так: «отвергнутая жена, дочь Святославова, летописица старого времени, Ольги Ярославовой любимое дитя»?

— Именно так. Есть один очень поразительный факт: с  невесткой ушла и свекровь.  И они не расставались друг с другом вплоть до смерти Ольги Юрьевны. Это не придуманная история, это исторический факт. И судьбу  великой русской женщины, ее творчество можно проследить по тем же древнерусским летописям, что я и сделал.

 

Болеслава —  племянница Игоря

 

            «Я считаю и убежден, что история Древней Руси  — колыбель трех  своеобычных  великих народов — белорусов, русских и украинцев.  Все мы происходим из одного корня, который и есть  Древняя  Русь. А величайшее явление культуры этого могучего высокообразованного  государства — «Слово  о полку Игореве» — равно принадлежит белорусам, русским и украинцам».

Юрий Сбитнев

— Что рассказали летописи? Кем Болеслава приходилась Игорю Святославичу, герою «Слова»? Почему она пишет о нем с такой любовью?

— Мне удалось по буковке, по черточке, помалу, почти незаметным фактам в русских летописях восстановить биографию княгини Болеславы — ходыны Святославовой. Об этом  я расскажу в новой своей книге «Великая княгиня».  

А сейчас — лишь пунктирно.  Болеслава родилась в Новгороде Северском, вероятно, в году 1154-м. Семья ее отца тогда жила в семье Святослава Ольговича, у которого в том же Новгороде Северском родился в 1151 году сын Игорь. Не исключено, что трехлетний мальчик, кстати, дядя  Болеславы, был одним из первых ее нянек. В русских семьях во все века мальчикам было интересно нянькаться с младшенькими, тем более девочками.  Так что ранние детские годы Игорь и Болеслава проводят вместе. Он старший, он дядя, а посему в душе девочки с младенческих лет зарождается сестринская любовь к своему старшему покровителю. В 1164 году, владея Черниговом, умирает отец Игоря. Отец Болеславы в это время удельный князь Новгородсеверский, и ему после смерти дяди переходит во владение  Чернигов. В это время девочке 10 лет, а ее «покровитель» — тринадцатилетний княжич. И снова они вместе, поскольку вдова Святослава Ольговича с сыновьями Игорем и Всеволодом  (Всеволод — тоже герой «Слова о полку  Игореве) живет там же. Думаю, что превосходная степень оценок курского князя Буй-тур Всеволода и тоже несомненная  любовь к нему — оттуда, из черниговского детства Болеславы. Как удивительно переплетение судеб человеческих! Святослав Всеволодович отдает дочь свою за сына Ярослава Галицкого. Думаю, что  одним из главных сватов на свадьбе у Болеславы, несомненно, был Игорь и, вероятно,  именно здесь он знакомится со своей будущей женой Ефросиньей — в «Слове» Ярославной, и просит её руки. И князь Ярослав Галицкий отдает свою дочь  замуж за Игоря. Теперь они связаны одной семьею.  Образ Ярославны один из самых женственных, самых лирических в мировой литературе. Она — еще один герой «Слова о полку Игореве»  из юности нашего Автора. Ярославна живет в родном городе Болеславы — Новгороде Северском, Болеслава — в родном городе Ефросиньи — Галиче. Стоит сказать несколько слов о Галицком княжестве и о столице его. Отец Ярослава Осмомысла объединил все города и земли Червенной Руси — Бужские и Волынские — в одно самое крупное в Древней Руси княжество. И в конце своей жизни объявил этот удел независимым от Киевской Руси. Города этой земли разительно отличались от всех

Миниатюра из Радзивилловской летописи.Болеслава — свидетель убийства Андрея Боголюбского.
городов земель русских. Теплый климат, плодородная земля давали и плоды, и жито, и скот. Кроме того, Галицкое княжество снабжало всю Русь продуктом, без которого жизнь человеческая немыслима, — солью.  Галич не был похож ни на Киев, ни на Чернигов. Тем более на Новгород Северский, где прошло детство и начало юности Болеславы. В палатах княжеского дворца собирались со всего мира мудрецы — тогдашние ученые, художники, песенники, поэты, писатели… Город был многоязычен. Уже хорошо образованная девочка продолжила свое образование и получила,  как бы сейчас сказали, европейское. К тому же уже с малышества в ней определился дар летописца. Несомненно, молодая галицкая княгиня вела свою семейную хронику. Во всяком случае, почерк ее свободно можно проследить от малых семейных драм и трагедий — к «Повести об убиении благоверного князя Андрея Боголюбского» — до «Слова о полку Игореве», да и после него — до начала нового гибельного для Руси ХIII века.
 

— «Повесть об убиении благоверного князя Андрея Боголюбского» тоже принадлежала ее перу?

  — Несомненно. В науке считается, что история убийства князя Андрея Боголюбского, известная в литературе как «Повесть об убиении благоверного князя Андрея Боголюбского», по своим литературным приемам, по изобразительности, по глубине осмысления фактов очень близка к величайшему «Слову о полку Игореве». Этой «Повести»  тоже посвящено много глубоких исследований, и тут тоже многие-многие годы ищут Автора и не находят. Легко доказуемо, что свидетелями убийства были две княгини — Ольга и ее названная дочь Болеслава. Не удивительно ли это?! А еще более удивительно, что в древнерусских миниатюрах Радзивилловской  летописи  есть их портреты…

 Об этом вы тоже напишете в романе «Великая княгиня»?

— Конечно! Исторический материал, собранный в течение, почитай, всей  жизни, буквально распирает меня, и по завершении «Великого князя» я приступил к «Великой княгине». Первые главы я начал писать именно в Новгороде-Северском, поскольку уверен, что великий Автор «Слова» покоится  в этой земле. И потому здесь — начало нового романа.

Ольга ГРИНЁВА



 

 


 

Объявления